Хуайчжоу

Хуайчжоу в 867 г., в Шаньчжоу в 869 г. и в Гуанчжоу — в следующем году. Впрочем, в отдельных случаях это были акции с довольно значительным числом участников, как, например, имевшее место во главе с Ши Аем на исходе 850-х годов в сычуаньских областях Жунчжоу, Лучжоу, Цзычжоу (Саньтай) и Тунчжоу (Мяньян) восстание «инородцев» гэлао. Тех самых, у коих «в обычае было любить бунтовать» и при этом объединяться в боевые формирования по несколько тысяч человек в каждом. О количестве повстанцев в данном случае может свидетельствовать тог факт, что при «усмирении» каратели обезглавили одних только «верховодов» свыше 7 десятков [23, цз. 222(3), с. 16992].

Несмотря на относительную малочисленность восстаний и в абсолютном большинстве их — незначительное количество участников отрезок времени с конца 50-х годов IX в. до 874 г. отнюдь не стал периодом затишья перед бурей. Напротив, есть достаточно веские основания считать, что на это пятнадцатилетие пришелся как никогда раньше мощный пароксизм социального недовольства и протеста рядового люда Танской империи. То был, по сути дела, апогей продвижения по пути к крестьянской войне.

Отмеченная же сравнительная немногочисленность восстаний в данном случае побуждает предположить, что потенциальные возможности крестьянства к протесту и противодействию в характерной для этой поры общей весьма накаленной социально-политической атмосфере в стране могли реализовываться не обязательно только на повстанческом поприще, и лишь скудость фактических сведений, имеющихся в источниках и литературе, не позволяет сколько-то полно представить, как давали себя знать такие возможности в иных, «неповстанческих» проявлениях.

Зато привлекает внимание другое обстоятельство, позволяющее наглядно судить о широком размахе крестьянской борьбы на исходе шестого — в первые годы восьмого десятилетия IX в.: в затрагивающих соответствующие сюжеты свидетельствах современников фигурируют наименования округов, областей и уездов на территории 12 современных провинций — столь внушительна «география» повстанческих очагов на протяжении указанных полутора десятков лет. А это — одна из весьма многозначительных примет особо повышенной обостренности общественно-политической обстановки в империи непосредственно в преддверии крестьянской войны 874-901 гг. Наиболее же яркими и грозными событиями повстанческой борьбы тех лет были «бунты» Ню Фу и Пан Сюня, ставшие на пути к крестьянской.