Вслед за казаками

Вслед за казаками и рыбаками в XVII-XVIII веках на просторы Дикого поля потянулись переселенцы-землепашцы. Их ждала девственная природа. Густые леса с деревьями в пять-шесть обхватов, луговые степи и плавни с травами высотой до семи метров. В дебрях и степях паслись многотысячные стада коз и сайгаков, повсюду косяки диких лошадей-тарпанов. В лугах и плавнях бесчисленные стаи дроф, гусей, уток, пеликанов и розовых фламинго.

Казалось, что эти просторы никогда не знали плуга и топора. Однако в действительности переселенцы вернулись к рекам, могилам и памятникам своих предков — россов, которых иностранцы по их древней вере называли вендами, ариями, рунами.

Еще до нашей эры на Волге (Расе) жили россо-арии. Были они воины, земледельцы, имели пастбищное скотоводство и необычайно развитые обряды богослужения и поклонения небесным светилам.

Развитая религия и культура не могли не оставить материального наследия. Принялся за поиски следов древних россов. По состоянию на 2008 год в России не было известно ни одного уцелевшего ведического храма. Но с 2008 года находки пошли одна за другой. Стали открываться не только святилища, храмы, но целые храмовые комплексы.

Вначале открылся гигантский храмовый комплекс вокруг Зеленой горы, в истоках ведических рек Кондабулак и Кондурча, в 50 километрах к северу от Самарской луки. Тут появилась мысль посмотреть, что есть в радиусе 30-50 километров от священного «острова».

Долго искал место, откуда на Зеленую гору могли завозить камни твердых кварцевых пород для святилищ вокруг культовой Зеленой горы. Специалисты нам говорили, что в Самарской области таких камней нет. На земле, может быть, и нет, а под землей есть.