В силу политических причин

В силу политических причин представительство национальных меньшинств в армии уступало их доле среди населения. Подавляющее большинство солдат составляли резервисты, мобилизованные в молдавских селах. «94-96 процентов солдат на позициях, — свидетельствует участник событий, — крестьяне, механизаторы… Впечатление таково, что налицо бойкот Национальной армии военными комиссариатами.

Это идет сверху, делается умышленно. Большинство даже во время службы в Советской Армии были слесарями, строителями, только не военными. Не держали оружия в руках». И все же, главным образом в составе сил МВД, национал-радикалам удалось втравить в конфликт небольшое число славян. «Есть, очень мало, но есть», — ответил министр обороны на вопрос депутата о наличии русских в армии.
Кадровые офицеры-молдаване были молдавскими патриотами, идею «объединения» с Румынией они отвергали. Солдаты привнесли в армию традиционно присущее молдавскому крестьянству неприятие румынизма. Воспитание личного состава Вооруженных сил пошло преимущественно в духе молдовенизма. «Борьба против приднестровского сепаратизма, — уже весной 1992 г. отмечали в прессе унионисты, — деградирует в антирумынский сепаратизм». «Не думаю, что вы найдете среди них тех, кто поддерживает идею соединения с Румынией», — говорил о солдатах ОПОНа полицейский комиссар М. Ктитор, командовавший силами МВД на Кошниц-ком плацдарме. В Национальной армии, свидетельствовал один из членов НФМ в статье «Страх перед братом и любовь к захватчикам», «…фронтистское движение подвергается резкой критике. О воссоединении /с Румынией/ не заводят и речи, чувствуется антирумынская «бравада». Раздали оружие, прибыли бронетранспортеры. Да, все это — из Румынии, не от красного дьявола. Все «специалисты» говорят, что «наша» техника (то есть советская) лучше «ихней» (то есть румынской)».