В повседневной жизни

В повседневной жизни «соляных удальцов», полной подстерегавших буквально на каждом шагу тревог и опасностей, формировался особый тип людей — до отчаянности смелых, способных рисковать, физически крепких, выносливых, легко переносящих невзгоды постоянных передвижений, неудобств от каждодневной перемены мест, превратности погоды и ландшафта, научившихся элементарным навыкам пользования простейшим оружием и боевыми приемами, овладевших артельными привычками, началами организации и руководства коллективными действиями, хорошо знающих и умело ориентирующихся в пределах своей местности, а также ближайшей и отдаленной округи.
Непрестанно странствуя по родным и чужим уездам и областям с целью нелегального сбыта соли, вступая по делам своего промысла в тесные, доверительные контакты с населением, «соляные удальцы» могли немало узнать о жизни народа, о его заботах и горестях, чувствах и умонастроении, симпатиях и антипатиях, и это тоже помогало им играть весьма заметную роль в повстанческой борьбе социальных низов. Вместе с тем, много разъезжая по стране, нередко бывая и в городах, они, возвращаясь в деревню, привозили в сельскую среду новости о жизни Срединного государства, не исключая и его столицы, и даже дворцовый град в Чанъани, знакомили с новыми взглядами и понятиями, приобщали к ним земляков. Словом, для властей «соляные удальцы» могли представлять и реально представляли собой «великое бедствие», но вовсе не только как нарушители государственной соляной монополии, и чем ближе к началу крестьянской войны 874-901 гг., тем чаще и больше это давало себя знать.

Особое место среди акций массового социального протеста, проторивших дорогу к крестьянской войне 874-901 гг., занимали восстания не китайского (неханьского) люда Танской империи. В этих восстаниях, как и в других проявлениях недовольства и противодействия, «инородцы» преследовали главным образом свои собственные интересы и цели.