ночью армия

А следующей ночью армия дома Тайра была неожиданно атакована… стадом рассвирепевших волов. К их рогам привязали факелы и пустили во фланг противнику.

Тут же началась паника и давка, а притаившиеся в тылу войска Ёсинаки довершили дело. Его самураи гнались за врагами не слишком долго: «Уж на что глубоко ущелье Курикара, а и оно оказалось тесным, когда семьдесят тысяч всадников Тайра рухнули вниз, прямо в пропасть. Кровью заструились горные речки, горы трупов заполнили все ущелье. Сказывают, что и поныне в том ущелье, на скалах, видны следы стрел, царапины от мечей». Так говорит «Повесть о доме Тайра».

Это было первым жестоким поражением для дома Тайра. Ход войны стал ясен после битвы в ущелье Курикара. Юкииэ Минамото, как и всегда, умудрился тем временем проиграть сражение меньшей части армии Тайра, по это вряд ли могло что-нибудь изменить. Теперь Ёсинака бросился в погоню за отступавшими войсками клана Тайра.

12 июня состоялась новая битва при Синовара, но значение она имеет лишь для продолжения легенды о Ёсинаке Кисо. Он осматривал головы убитых врагов, когда ему принесли еще один трофей. Ёсинака вгляделся в черты лица убитого — он напомнил ему самурая Санэмори Сайто, спасшего его во младенчестве. Так и оказалось, просто Санэмори перед последним боем в своей жизни закрасил черным свои седины, дабы им, стариком, не пренебрегали в битве из-за преклонного возраста…

В столице началась паника, Тайра пробовали оборонять город, свершая глупость за глупостью. Они даже имели наглость обратиться за помощью в монастырь Энрякудзи. Разумеется, им отказали.

И тогда клан Тайра покинул Хэйан, прихватив малолетнего государя Антоку с императорскими регалиями вместе. А умудренный политик Го-Снракава присоединился к победителям и с триумфом вступил с повстанческой армией в столицу.

Можно подумать, что на этом война Гэмнэй и завершилась? Как бы не так!