не будем возвращаться

Однако не будем возвращаться к рассмотрению того знаменательного факта, что Ротенбергер принадлежал к руководящему составу НСДАП, только по той причине, что в Обвинительном акте этому подсудимому не вменяется в вину принадлежность к преступной организации. В течение 1942 и 1943 годов Ротенбергер являлся динстлейтером НСДАП. С 1934 по 1942 год он был гауфюрером в национал-социалистской лиге юристов. В 1931 году стал директором ландсгерихта, а в 1933 году — сенатором юстиции (юстицсенатор) в Гамбурге.

С 1935 по 1942 год Ротенбергер был президентом оберландсгерихта в Гамбурге. В 1942 году Ротенбергер назначен статс-секретарем в имперское министерство юстиции и поступил в подчинение к Тираку. Ротепбергер занимал эту должность, пока не ушел из министерства в декабре 1943 года и не стал служить нотариусом в Гамбурге.

Таким образом, собственными показаниями подсудимого устанавливается, что в период, когда он занимал пост президента оберландсгерихта, он активно занимался также партийной деятельностью. Из других доказательств явствует, что интересы и потребности министерства юстиции, партии, руководства гау, СС, СД и гестапо в весьма значительной степени влияли на поведение Ротенбергера в связи с отправлением правосудия. Ротенбергер взял на себя руководство национал-социалистским союзом юристов в системе гау по просьбе гаулейтера Кауфмана2, который фактически являлся местным диктатором. Будучи гауфюрером в период после прихода нацистов к власти, Ротенбергер имел полную возможность узнать о коррупции, которая пропитывала всю систему отправления правосудия. В своих показаниях он говорит.