Молдавскую аудиторию раздражали

Молдавскую аудиторию раздражали тенденциозность и непрофессионализм унионистской пропаганды. После сообщений о числе убитых и раненых, возмущенно отмечал в газетном выступлении один из слушателей, национальное радио транслирует веселую народную музыку и анекдоты Георгия Урского. Использование дикторами румынской лексики и румынского литературного произношения раздражали слушателей и затрудняли им понимание радиопередач. «Не хочу выражаться так, как выражались они, когда слушали [телевизионную информационную программу] «Месаджер» или республиканское радио», — сообщил в Парламенте комиссар полиции депутат А. Н. Симак, посетивший подразделения МВД на позициях.

Служащие МВД и солдаты с уважением высказывались о передачах радио Приднестровья: «Их пропаганда, — признавал один «волонтер», — организована лучше. Местное радио весь день бьет в одну точку, и все его слушают». «Тирасполь, — отмечал другой участник боевых действий, — намного оперативнее и лучше подготовлен для ведения своей пропаганды. Настраиваясь на кишиневскую волну, они полностью заглушают Национальное радио…». Некоторые передачи радио ПМР свидетельствовали о недостаточной осведомленности их авторов о положении в Кишиневе. Случались и пропагандистские перехлесты. Но даже людей, перешедших на унионистские позиции, впечатляла убежденность приднестровцев в правоте своего дела.

На население Приднестровья пропаганда официального Кишинева, проводимая в духе румынизма, оказывала обратное расчетному, мобилизующее воздействие. В Кишиневе это было известно, и решение руководства ПМР не запрещать распространение в Приднестровье кишиневских газет, включая органы унионистов — газеты «Цара» и «Литература ши арта», не вызвало удивления.

Правящая группа Молдовы не посмела применить такую форму контрпропаганды. Продажа приднестровских газет «Днестровская правда», «Днестровский меридиан», «Трудовой Тирасполь», где из номера в номер печатались переводы статей из унионистских газет Молдовы, в Кишиневе не допускалась. Эти газеты распространялись в правобережных районах, правда, в небольшом количестве (500-1000 экземпляров), организациями Движения «Единство».