Другой эпизод

Другой эпизод, характеризующий национально-политическую ориентацию армии Молдовы, попал на страницы газеты «Цара». Некто Н. Попеску, заговоривший в центре Кишинева на литературном румынском языке, был избит группой солдат-молдаван. Затем со словами «Значит, ты румын. С румынами надо кончать» солдаты поставили его к стенке и имитировали расстрел. На позициях активисты правящей партии чувствовали себя травимыми. «Узнав, что являюсь членом ХДНФ,-жаловался другой фронтист, — 26 июня меня попытались ликвидировать». Деятель ХДНФ С. Мокану, другие активисты «Фронта» утверждали, правда, не называя фамилий, что «очень много людей были застрелены в спину» антирумынски настроенными сослуживцами.

Армия пополнялась, вооружалась, но оставалась непригодной для гражданской войны. Саботаж боевых действий быстро приобрел открытый и организованный характер. Ежедневно в 12.00 на мосту через Днестр у села Гура-Быкулуй, сообщали газеты национал-радикалов, делегация бойцов Молдовы встречается с аналогичной приднестровской делегацией, договариваясь о взаимном ненападении на следующие сутки. На плацдармах офицеры молдавских подразделений устанавливали телефонную связь с командирами формирований Приднестровья, заключая на своих участках перемирие.
Это происходило с согласия руководства МВД и командования Национальной армии. 24 мая 1992 г. заместитель командующего силами Молдовы в Кочиерах полковник А. М. Горган подписал с командиром противостоящего формирования ПМР форменную «конвенцию о перемирии». Было организовано совместное патрулирование «нейтральной» территории у села Роги приднестровскими гвардейцами и солдатами Национальной армии. За следующие десять дней на плацдарме не был убит или ранен ни один человек. По позднейшим признаниям молдавских участников событий, дошло до братания и совместных с гвардейцами Приднестровья и казаками пирушек на нейтральной полосе.

Только эскалация боевых действий давала унионистам шанс сорвать миротворческий процесс и превратить Национальную армию в инструмент «объединения» Молдавии с Румынией. Даже победа не была обязательна: созданию политических условий для румынской интервенции могло способствовать и поражение сил Молдовы.